Любовь на всю жизнь

Любовь на всю жизнь

Каждая девушка ждет Принца. Самого лучшего, самого красивого, самого нежного, того, кто примет, полюбит и превратит жизнь в прекрасную сказку. Правда, вкусы у всех разные…

Лена варила борщ, когда в комнате зазвонил телефон. Звонила Светка — звала вечером на танцы. Ожидалось, что в деревню приедут «городские». А это событие! К ним, в тихую, забитую Петуховку, приедут гости из города! Познакомиться с «нормальным пацаном» и уехать из родной дыры — мечта каждой петуховской барышни. Здесь, среди пары сотен дворов, делать было совсем нечего: ни работы, ни развлечений, ни мужиков приличных. Односельчане плотно сидели кто на самогонке, а кто и на игле. Денег не зарабатывал никто, цветы девушкам не дарили, на элементарные романтические свидания и то не приглашали.

Городские

У дворца культуры, где происходили петуховские народные гуляния, было шумно и многолюдно. Среди прочих «тусующихся» выделялись двое явно не местных парней: один высокий брюнет, второй помельче, светленький. Лена со Светой закурили и кокетливо уставились на «городских». Уже через несколько минут к ним подошел высокий и улыбнулся:

— Здрасте, девочки! Скучаете?

— Не особенно, — фыркнула Лена.

— А мы скучаем. Присоединитесь?

Подруги переглянулись, пожали плечами и, обойдя высокого, направились к «их» лавочке. Довольный парень припустил вслед за ними…

Так и завертелось: после той дискотеки Света стала встречаться с Сашей Длинным, а Лена — с блондином, Олегом. Парня Лена искренне считала Принцем на белом коне. Пару раз он дарил ей цветы, не единожды возил в город, а уж как смотрели на него соседки! Было от чего голове закружиться! Но счастье оказалось недолгим: в июне в кулинарном распределяли практику.

Лене выпало ехать поваром в детский лагерь. Не хотелось, но делать было нечего. Там-то, в лагере, и выяснилось, что она беременна. Подружки с кухни, осведомленные о ситуации, наперебой уговаривали позвонить виновнику, который, к слову сказать, за лето не написал Лене ни строчки. В конце концов, приняв «для храбрости», Лена закрылась в подсобке, набрала знакомый номер и, едва услышав равнодушное «алло», без всяких предисловий выпалила:

— Олег, привет, это Лена из Петуховки. Тут такое дело — я залетела. От тебя.

На том конце молчали. Мучительная пауза продолжалась не меньше минуты. Лена судорожно сжимала трубку нещадно вспотевшими ладошками. Наконец Олег прервал молчание.

— Когда приезжаешь?

— В августе, 27. — Лена не совсем понимала, к чему клонит «папаша».

— Я заеду, поговорим. Пока. Конца практики Лена ожидала как

манны небесной. Едва оказавшись в родной деревне, набрала Олегов номер. На следующее утро он уже стоял у ее калитки: напряженный, с припухшими глазами, он сердито смотрел на девушку.

— Поехали, меня друг ждет. Усевшись в белую «девятку», Лена

уехала в городскую больницу.

Врач подтвердил: беременна, срок — около 16 недель. Олег посмотрел на Лену, безапелляционно заявил:

— Сейчас едешь домой, говоришь матери. Я приеду завтра. Будем жениться.

Лена бросилась ему на шею, не помня себя от счастья. Вот это да, в это просто невозможно было поверить!

Семья

Свадьба у Лены и Олега была странная. Никакого платья, никакой брючной пары. Лена половину скромного застолья проплакала: жених, пришедший в загс подшофе, после росписи и пары традиционных фотографий сел в ту самую «девятку» и куда-то уехал. Впрочем, никого, кроме свежеиспеченной супруги, этот факт не смущал — гости, исправно поглощали нехитрое угощение и опустошали алкогольные закрома тестя. Мама Олега распоряжалась на кухне, гостей со стороны жениха почти не было, так что в украшенном шариками сельском баре собралась привычная друг другу петуховская компания. Под утро жених заявился в деревню, выпил рюмку с тестем и тещей, забрал Лену — вот, собственно, и весь праздник.

Из роддома жену и новорожденную Лилечку Олег приехал забирать сам. Взял тугой сверток дрожащими руками и, подчиняясь какому-то могучему внутреннему инстинкту, поцеловал, нежно и бережно, прямо в крошечный носик.

Дочку свою, маленькую, болезненную Лилю, Олег любил. Деньги в дом приносил регулярно, руки не распускал и вообще вел себя прилично. Зарабатывал он по местным меркам немало. Хватало и на еду, и на одежду. Правда, особенно деньгами Олег супругу не баловал, все больше тратил на дочку и на себя: покупал компьютеры — новомодную сложную технику, много прогуливал по выходным. Лена обижалась, канючила жалкие гривни на новые сапоги или подарки для родителей, но Олег, похоже, действительно не слышал ее: как только жена начинала разговор о материальном, молча вставал и выходил из комнаты.

Лена жаловалась на свою жизнь матери, сестре, подругам, но ее отказывались понимать: зарабатывает, дочку любит, не бьет, не ругает, непьющий почти и вовсе некурящий. Чего тебе еще надо-то? А Лена и сама не могла толком объяснить, чего, да только явно не этого…

Как-то, в конце лета, Олег без предупреждения исчез на все выходные. Лена плакала, переживала, звонила свекрови, но та тоже не знала, куда запропастился сын. Глубокой ночью с воскресенья на понедельник дремлющая над дочкой Лена услышала звук ключа в замке. Девушка плотно запахнула засаленный халат и решительно вышла из комнаты. В прихожей стоял пьяный Олег.

— Где ты был? — Лену трясло.

— Пиво пил. — Олег нагло, развязно ухмылялся жене в лицо.

— Какое пиво, ты посмотри на себя! Небось, водяру жрал? С кем пил, с кем, зараза такая, немедленно говори!

— Да пошла ты! — скривился Олег. — Ко мне друг приехал, а она свой рот здесь смеет раскрывать! Обалдела?

— Это какой такой друг?

— Саша Длинный. Из Киева приехал. Невесту привез. Красииивая! — Олег мечтательно прикрыл глаза. — Не то, что ты, корова деревенская.

Лена плотнее запахнула халат, пригладила давно не крашеные волосы.

— Ты посмотри на себя, — продолжал муж. — Тебе 18 лет, а на вид — все 40.

Голова грязная, рожа в прыщах, сама поперек себя шире. А где ты берешь эти ^ уродливые тряпки? — Олег угрожающе приближался к жене. — Что ты на себя напяливаешь? Стразики, бусики. Отовсюду жир вываливается. Ногти обгрызла, грудь висит, белье мамино, застиранное тысяча сотого размера.

Из Лениных глаз немедленно покатились слезы горькой обиды.

— Что, не нравится? — Олег зловеще улыбался. — А мне — нравится? Ты чего ради замуж за меня пошла? Что тебе от меня надо было? В город? Квартиру? Денег? А вот хрен тебе! — Муж скрутил дулю и поднес вплотную к Лениному носу. — Дулю! Видишь? — произнес он подчеркнуто раздельно.

Лена молчала.

— Ладно, надоела. Спать пойду. — Олег демонстративно зевнул. — Мне через 2 часа вставать, чтобы завтрак был на столе. Давай, пошла! — И муж со всей силы приложил Лену пониже спины. Она охнула, покраснела, но, все, же молча, развернулась и ушла на кухню. Олег усмехнулся недобро, пожал плечами, стянул футболку и рухнул на кровать. Через несколько минут он уже храпел…

Лена сидела на кухне, положив голову на руки, и беззвучно плакала. Жалко было и себя, и загубленную юность, и маму с папой, и дочку. Конечно, их отношения испортились не вдруг. Да и были ли они — отношения? Случайные люди, случайная встреча… Но ведь она его так любила! Глупо, по-детски. Как первого, кто поманил, приголубил. А вот оно как вышло. Думала, выходит за Принца, а живет теперь не пойми с кем и зачем…

Наутро решение было принято: Лена хотела начать все сначала. Растолкав Олега, она объявила ему, что уходит. Помятый с похмелья муж едва взглянул на девушку и пробормотал:

— Проснусь — поговорим. — И, повернувшись на другой бок, захрапел.

Лена ждать не стала. Развод оформили очень быстро. Имущественных претензий друг к другу неудавшиеся супруги не имели, о сумме алиментов тоже не спорили. Их Олег выплачивал регулярно, переводя на банковскую карточку, но с дочкой увиделся всего пару раз: жизнь молодая закрутила, из поля зрения бывшей семьи он исчез.

Цена успеха

В дверь постучали. Елена Андреевна поморщилась — опять мешают:

— Войдите.

В кабинет заглянула секретарь Оля:

— Елена Андреевна, к вам там из горадминистрации… Я знаю, вы заняты, но… — Оля явно растерялась.

— Тащи сюда, — вздохнула Елена.

Как владелец крупнейшей в городе сети супермаркетов, она местным властям всегда была интересна. Елена Андреевна принимала живейшее участие в решения текущих дел, обсуждении перспектив.

Да и вообще, дела у госпожи Николаевой шли более чем хорошо: процветающий бизнес, дорогущая иномарка, квартира в центре. Вот только с личной жизнью было как-то непонятно. Все подчиненные знали: у Елены Андреевны есть дочь. 14-летняя Лилечка часто заходила в мамин офис, уже оттуда отправляясь на многочисленные факультативы. Языки, музыка, танцы — было очевидно: заботливая мама заинтересована в том, чтобы дать дочке образование высочайшего класса. Что же касается мужа или хотя бы просто мужчины, то его, похоже, у Елены Андреевны не было, и довольно давно. Причину «монашества» подчиненные понять не могли: внешности и уму начальницы можно было позавидовать. К тому же ей было всего 32 года! Чиновники пригласили Николаеву на заседание: решался вопрос о новом логотипе города, Взяться за заказ решились многие местные агентства и даже одно столичное бюро. Логотип выбрали быстро: объективно лучшим был столичный проект. Представитель киевлян дожидался решения в мэрии. Елену Андреевну попросили обрадовать гостя лично. Она решила не отказываться.

Девушка решительно распахнула дверь конференц-зала. Навстречу ей поднялся чуть полноватый милый мужчина, улыбнулся. А Лена словно застыла на месте: перед ней стоял Олег, бывший муж, единственная любовь всей ее жизни.

— Здравствуй. Как я хотел тебя увидеть! — Олег смотрел ей прямо в глаза.

— Почему же не увидел? — смогла выдавить Лена после долгого молчания.

— Стыдно было. Прости меня за то, что я тогда наговорил тебе. Просто… Просто мне было всего 19… Саша Длинный рассказывал, как ему живется в столице, какие там развлечения, девушки, деньги! И я подумал: как же ужасно я живу! Какая унылая перспектива! Мысль закралась шальная: я тебя обижу, ты уйдешь, и я буду свободен. Уеду в Киев, начну там шикарную, действительно достойную меня жизнь…

— Начал? — Лена зачем-то шептала.

— Начал. Уже через год мы 4 ларька открыли. Денег заработал, выучился. И в 2007-м уже вот это бюро создал. Но не женился. Все ты перед глазами стояла. Я ведь знал, что ты выучилась, бизнесом занялась. Знал, как у Лили дела. А когда у тебя все в гору пошло, понял, что теперь точно тебе не нужен. А потом, знаешь… — Олег улыбнулся, замолчал. — Решил, была, не была: найду повод, приеду. Просто увижу тебя и попрошу прощения. И все. Вот так и случилось, я тебя увидел. Спасибо тебе. И прости меня еще раз.

Олег резко, шумно вдохнул, отступил на шаг и замолчал. По сути, он и не ждал от бывшей жены никакого ответа. И Лена действительно ничего не сказала. Молча, подошла к тому, чьи до боли любимые глаза и такие же злые слова не могла забыть все эти годы, обняла, прижалась всем телом и заплакала…

Через полтора года у Олега и Лены Николаевых родилась еще одна дочь.

Комментарий психолога

Слишком молодая психика не приспособлена к резким изменениям образа жизни. А ведь совместная жизнь вовсе не «сплошной праздник». Серые будни несут в себе немало причин для стресса. Обычный, «своевременный» брак часто является причиной возникновения неврозов, усиления эмоционального напряжения. Что уж говорить об отношениях очень молодых людей! Молодежь более категорична, максималистична, менее склонна к поиску компромиссов, что приводит к частым скандалам и разногласиям в излишне молодой семье. Кроме того, максимализм молодых людей подсказывает им идеальные (и единственно возможные!) роли

партнера по семье: молодой человек часто ждет от супруги практически материнской заботы, а девушка уверена, что в этом союзе она — сказочная Принцесса. Совмещать эти сценарии невозможно. Отсюда неудовлетворенность отношениями и, как следствие, глобальное разочарование в представителях противоположного пола. Еще одной «глубоководной бомбой» раннего брака является неумение организовывать быт и неготовность к материальным проблемам. Жить вдвоем всегда дороже, чем поодиночке. Особенно сильный контраст возникает, если до брака супруги обитали в родительском доме. Когда же в молодой семье

рождается ребенок, материальные трудности приобретают глобальный характер. Все это является прямым последствием дефектов воспитания: в наших семьях все еще не принято настраивать ребенка на социальную и финансовую независимость. И все же в том, что к 17-20 годам психика еще не сформирована окончательно, является пластичной, есть и свои плюсы. Это облегчает выработку совместимости в паре. Если молодые люди по-настоящему влюблены и создают семью не «забавы ради», им легче пойти навстречу друг другу. Но не в форме компромиссов, а в форме искреннего восприятия желаний и причуд другого как своих собственных.